Авторская колонка

Призрак демократического транзита в России заблудился?

Прошедшие выборы в очередной раз заставляют задуматься о том, каким образом в России может произойти демократический транзит. Иными словами, как Россия может стать свободной.

1. Демократический транзит совершит лидер оппозиции. Говорить об этом сейчас, когда Алексей Навальный был отправлен, хоть и, к счастью, пришел в себя, особенно тяжело. С одной стороны, окончательно стало ясно, что путинский режим готов на заказные убийства ради сохранения своей власти, а значит, любой потенциальный или реальный лидер под угрозой. С другой стороны, такой ответ не дает нам, собственно, возможности понять, как этот переход произойдет. Он становится своеобразной магией, а лидер — магом, который сегодня наколдует протестное голосование, завтра — умное, а послезавтра что-то еще.

2. Россия станет свободной в тот момент, когда холодильник победит телевизор; когда люди поймут, что им врут, а Путинский режим — зло, и, например, проголосуют так, как посоветует лидер оппозиции. Получается, остается только дождаться полного обнищания людей, «когда им уже нечего будет терять, кроме своих цепей». Цинично, но что поделать. К сожалению, есть ощущение, что ждать придется слишком долго: Россия — огромная страна с большим количеством природных ресурсов. Путинский режим может очень долго держать людей в полунищенском состоянии, не позволяя поднять голову, но и не создавая ощущение, что их жизнь катится в никуда.

3. Россия станет свободной, когда будут созданы институты гражданского контроля и участия в политике. К сожалению, в их создании и функционировании готово участвовать небольшое число людей. Скорее всего, из-за уже описанной ужасной политики, проводимой путинской элитой. Назовем ее «держать на холоде, но не давать замерзнуть». Хотя, кажется, из трех названных вариантов объяснения того, как произойдёт транзит, этот самый реалистичный: как бы мало людей не участвовало в его реализации. Сложно отрицать успех, например, «Голоса», в сфере контроля за честностью выборов в России.

На мой взгляд, Россия станет свободной не под демократическими лозунгами и флагами, что подразумевает каждый из названных вариантов. Демократический транзит будет результатом уже происходящего, где-то стихийного, а где-то целенаправленного процесса сопротивления людей построенной Путиным системе.

В 16 веке монархи в Европе обнаружили, что крестьяне и жители городов — люди, а не скот, который можно перегнать или забить, когда заблагорассудится. Обнаружить это их заставили, с одной стороны, интеллектуалы, которые видели потенциал во взаимодействии монарха с людьми, а с другой, — сами люди, требовавшие, чтобы с их интересами считались. Эти требования часто не носили политический характер, то есть не ставили целью полное изменение системы общественных и властных отношений. Они были направлены на то, чтобы получить права, отстоять их или добиться справедливости в каком-то конкретном вопросе.

Как и европейские монархи, Путинская элита не видит перед собой людей — со своими интересами, потребностями, волей. Она видит геополитическую шахматную доску, на которой расставлены фигуры, олицетворяющие страны и группы влияния. Збигнев Бжезинский представил эту теорию еще в прошлом веке, но путинская элита по меткому замечанию Екатерина Шульман, до сих пор в нее верит. Или, как говорит Константин Гаазе, путинская элита видит необходимые контрольные показатели, которые должна показать партия власти на выборах. Но она принципиально отказывается видеть людей, живущих в России, которые уже сейчас заставляют режим соотносится с собой. Сопротивление, которое они оказывают, часто не носит политический характер. Например, недавние протесты около шихана Куштау или история города Сортавала показывают, что у сопротивления есть конкретная задача, но нет долгосрочной цели.

Однако в тот момент, когда у обезличенной силы сопротивления появляется представитель, оно сразу становится политическим, поскольку пусть и формально, но демократия в России построена по представительному принципу, а значит, каждый, кто представляет людей, сразу становится конкурентном для путинской элиты.

Это сопротивление будет только нарастать, потому что его причина лежит не в плоскости осознанного решения людей, которые борются за демократию, а в плоскости своеобразной социальной физики: чем больше режим не замечает и, как следствие, пренебрегает людьми, тем больше их потенциал к сопротивлению. Этот процесс неотвратим: у авторитарных режимов нет возможности замечать людей: он построен на иерархичном управлении людьми, а не на горизонтальных связях и ответственности должностных лиц и политиков перед гражданами.

Демократический транзит произойдет тогда, когда у сопротивления будет достаточно представителей, которые будут готовы договориться друг с другом.

Приближает этот момент все перечисленное вначале. Нельзя переоценить деятельность Алексея Навального, который «злит» людей тем, что показывает, как хорошо живут чиновники за их счет, и предлагает опрокинуть «Единую Россию» на выборах. Нельзя не замечать, как люди меньше верят телевизору из-за того, что меньше едят. Нельзя переоценить значимость создаваемых демократических институтов для будущего страны.

Но единственным условием для того, чтобы демократический транзит в России произошел, может быть только повышение уровня сопротивления и увеличение количества его представителей. И эту цель стоит держать в голове, когда реализуешь любой свой проект, ведешь кампанию или выполняешь должностные обязанности.


Илья Львов
Илья Львов

Руководитель проектов команды Юлии Галяминой, автор телеграм-канала «Львов, прекрати сейчас же!»