Авторская колонка

«Выражаясь ковидным языком, это была первая волна протеста»

Как известно, в конце марта-начале апреля распространилась пандемия коронавируса. Среди основных проблем, которые были отмечены профсоюзом на тот момент, – проблемы, связанные с выплатами стимулирующих надбавок медработникам.

Так, в ряде регионов возникали ситуации, когда федеральное постановление трактовалось на местах очень специфически: надбавку высчитывали исходя из почасовой работы над пациентом, за смену, где-то просто выплачивались странные суммы. Это была первая проблема, которую нам удалось решить путем обращения в надзорные инстанции и посредством информационной огласки.

Вторая проблема, с которой столкнулся профсоюз, на мой взгляд, была более острой и касалась обеспечения медиков средствами индивидуальной защиты (СИЗ): защитными костюмами, респираторами, перчатками и т.д. Но если первая проблема носила локальный характер и охватывала несколько регионов, то последняя носила более массовый характер и охватывала существенную часть территории РФ.

По большей части данная проблема решена, однако во многих регионах это было сопряжено с оказанием давления на медработников.

Проблемы с надбавками начались после того, как в конце мая Минздравом РФ были внесены так называемые разъяснения в федеральные постановления о выплатах стимулирующего характера. В частности, из 415 постановления были существенно сжаты группы риска, а в рамках 484 постановления предусматривались выплаты только скорой помощи и специализированным бригадам, а стационарным учреждениям – лишь в том случае, если данные они были перепрофилированы под COVID-центр.

Данный шаг привел к тому, что в подавляющем большинстве регионов, к примеру, линейная (общепрофильная) бригада скорой помощи, не переоборудованная под оказание помощи зараженным коронавирусом, после контакта с пациентом, у которого впоследствии подтверждался COVID-19, не получала соответствующих надбавок.

И, по мнению профсоюза, эти майские разъяснения Миндздрава существенно ухудшили обстановку по стране в части выплат.

Так, вторая кампания профсоюза была направлена на расширение перечня медицинских работников, претендующих на соответствующие выплаты. Мы считаем, что как минимум всем без исключения работникам скорой помощи обязаны платить без исключения как за группы риска (в рамках постановления 415), так и за случаи, когда у пациента подтверждался коронавирус (по 484 постановлению).  

То же самое и в отношении водителей, хотя по ним ситуация немного другая. Дело в том, что несколько лет назад в нескольких регионах водителей скорой помощи перевели на аутсорсинг. Во время пандемии это привело к формированию следующей картины: водитель принимает участие в процессе оказания медицинской помощи – транспортировке, – но при этом он является водителем-перевозчиком, а не водителем скорой помощи. И таким образом в начале водители не попадали под постановление 415. Младший медицинский персонал столкнулся с той же проблемой.

Изначально в федеральных постановлениях правительства этой категории работников не было. Но в конечном итоге водителей скорой помощи, работающих в рамках аутсорсинга, включили в 484-ое федеральное постановление. Сейчас профсоюз продолжает добиваться того, чтобы их также включили и в 415-ое постановление.

Однако говорить о том, что власти пошли навстречу, как минимум, преждевременно.

Этим требованиям – выплате надбавок – были посвящены инициированные нашим профсоюзов акции протеста «Заплатите за ковид», в которых приняли участие порядка 20 регионов и 30 населенных пунктов.

Изначально во всех 30 населенных пунктах были поданы заявки на проведение массовых пикетирований численностью от 20 до 40 человек. В ряде населенных пунктов – Владимире, Сочи, Магнитогорске, Можге, Глазове, Ижевске – акции протеста были согласованы. В подавляющем большинстве случаев в проведении публичных мероприятий было отказано. Но так или иначе в регионах прошли акции протеста: где-то в форме одиночных пикетов, где-то в форме пресс-конференций, если можно так выразиться.

В целом власти пошли навстречу активистам во всех регионах, где были поданы заявки. На координаторов выходили представители, как правило, региональных отделений фондов социального страхования по вопросу страховых выплат. И решение данного вопроса на сегодняшний день происходит в рамках тесного сотрудничества.

В некоторых регионах, например, в Московской области уже после подачи заявки удалось решить проблему со страховыми выплатами водителям скорой помощи. В Кемеровской области были осуществлены выплаты диспетчерам по приему и передачи вызовов.

Вообще по всем регионам этим вопросом очень заинтересовались органы прокуратуры. В Удмуртии, например, только после проведения пикетов и вмешательства надзорного органа начали осуществлять выплаты работникам линейных бригад в рамках 415 постановления, но только в случае подтвержденного ковида.

То есть формы взаимодействия с властью существуют, и где-то власть пошла навстречу. Но я бы не сказал, что на сегодняшний день мы добились того, чего мы хотели изначально.

Акции протеста по выплатам скорее всего продолжатся, поскольку на сегодняшний день у нас есть уже ряд регионов, которые изъявили желание участвовать. Причем сейчас изъявляют желание не только регионы, где у нас имеется первичная профсоюзная организация, а те, где их нет.

Но ситуация осложняется двумя моментами: во-первых, идет запрет на проведение публичных мероприятий, а во-вторых, большая часть медиков болеет. Причем болеют чаще всего те, кто менее защищен, то есть линейные бригады, которые также выезжают на случаи ОРВИ, пневмонии и т.д. А потом выясняется, что это был коронавирус, а они не были оборудованы в защитные костюмы.

Кроме того, профсоюзом на сегодняшний день рассматривается вопрос о подаче в некоторых регионах исков в суд по ковидным выплатам. Точно так же линейные бригады, у которых есть доказательство того, что они выезжали на ковидные случаи и не получили выплаты, будут отстаивать свои интересы в новой плоскости. 

То есть выражаясь ковидным языком, это была первая волна протестов.

В основном организаторами акций протеста в регионах были сотрудники скорой помощи. На втором месте по популярности среди инициаторов – сотрудники стационара.

Последствия в самом странном случае

Когда мы подали заявку на проведение согласованного пикета в Воронежской области, нам отказали. И тем не менее медицинские работники вышли в сквер. Это у них специально отведенная территория для проведения публичных мероприятий, не требующих согласования. Так называемый гайд-парк.

И несмотря на это местный фельдшер скорой помощи, председатель первичной профсоюзной организации недавно сообщила, что имеет место быть давление или предвзятое отношение со стороны полиции. И, по ее мнению, все идет к оформлению протокола по статье об административном правонарушении за участие в несогласованной акции (ч. 5 20.2 КоАП РФ).

В отношении других предпринимались меры давления со стороны полиции, они приглашались на встречи, у них интересовались формой проведения акции, но дальше встреч не двигалось. Только в Воронежской области образовалась реальная угроза наказания. Так, во время оказания медицинской помощи сотрудники полиции приезжали на вызов, чтобы оформить протокол и взять пояснения.

Несмотря на возникшую перспективу угроз и давления наш профсоюз намерен добиться выплат медработникам за деятельность в первую волну пандемии. Вместе с тем нарастает вторая волна, а значит, растет загруженность врачей и риски заразиться COVID-19, а вместе с ними сохраняется и перспектива остаться без выплат.


Александр Золотарев

Оргсекретарь профсоюза медработников «Действие»