Авторская колонка

Цифры в итоговом протоколе не имеют никакого отношения к реальности

Процедура голосования по поправкам к Конституции была задумана и реализована таким образом, что журналисты, политические партии и общественные организации оказались лишены возможности наблюдения.

Мы в Волгограде подали документы от общественной организации «Народное право» в середине июня, однако наших наблюдателей допустили до участков только тридцатого июня, когда голосование шло уже шестой день. По данным избиркома, к тому моменту уже якобы «проголосовало» более половины избирателей.

Непосредственно первого июля количество отдавших свой голос против поправок там, где мы могли добиться отдельного подсчета, превышало число сторонников изменения Конституции. «Против» были 169 граждан, «за» — 138. Это дает нам основания полагать, что голосование в другие дни тоже не носило характера «триумфального» одобрения поправок.

На основе личного общения с волгоградцами, информации от наших наблюдателей и членов комиссий, могу лишь констатировать, что цифры в итоговом протоколе не имеют ни малейшего отношения к реальным настроениям граждан. Они говорят лишь о полном отсутствии совести и высокой степени контроля над избиркомами руководством области.

К сожалению, избирательная система региона, начиная с выборов 2012 года, стремительно деградировала.

Также в очередной раз можно отметить декоративность существования института Общественных палат в регионах.

Анализируя любые выборные кампании последних лет, приходится учитывать мобилизационное «волеизъявление» бюджетников (это около 7-8% от числа избирателей в городах региона). В этот раз их загоняли на досрочное голосование, где они подконтрольно ставили галочку в «правильном» месте. Способов запугивания существует много, один из самых распространенных — обязательность росписи голосующего на конверте, куда он «прячет» свой бюллетень.

Можно попытаться рассчитать более-менее отражающие реалии результат и явку. Принимая за факт, что почти все подконтрольные голосуют «за» вне зависимости от их взглядов, мы получим процент голосов в поддержку поправок примерно на уровне 60-65%, что не сильно отличается от расчётов независимого аналитика Сергея Шпилькина для Волгоградской области и других регионов.

На селе протестные настроения тоже есть, но там существует и бо́льшая боязнь власти, нежелание создавать проблемы местному начальнику (соседу-земляку). А июньская процедура волеизъявления на селе состояла в том, что именно к тебе в дом приходит комиссия, тем самым демонстрируя полное отсутствие тайны голосования.

Весомая часть общества осознала, что сегодняшняя правящая элита пытается сохранить на длительный период более чем безрадостное положение страны в политической и социально-экономической сферах. Это осознание стало одним из результатов «спецоперации», проведенной властью.

Не стоит углубляться в описание настроений тех, кого можно отнести к несистемной оппозиции, выступившей против поправок. Они давно против действующей власти. Новостью стало, что обычно аполитичные, но экономически активные и образованные россияне, давно лишенные возможностей самореализации в рамках действующей системы, вдруг осознали, что внесенные на голосование поправки ущемляют именно их интересы. В процессе протестного голосования или же демонстративного бойкота эта группа населения не артикулировала свои политические требования. Но за такой короткий период этого и не могло произойти.

Сегодня, понимая масштаб этого недовольства, основной задачей политиков становится выработка программы, которую примут именно эти граждане. Здесь Волгоградская область ничем не отличается от других регионов страны.

Недовольство поправками витало в воздухе, но политические партии не смогли в период с марта по июль мобилизовать своих настоящих и потенциальных сторонников на массовые протестные акции.

Во многом на руку властям сыграл режим повышенной готовности к ЧС, введенный из-за пандемии коронавируса. Продолжавшиеся весь июнь ограничения и сама дата голосования, перенесенная на летний период, также не способствовали проведению массовых протестных акций в регионе. Тем не менее, в Волгограде и городе Волжский проходили одиночные пикеты, шла агитация против поправок путем расклейки и раздачи листовок.

 Не могу судить о том, что происходило в других политических организациях региона, но именно в последние три месяца в партию «Яблоко» было подано несколько десятков заявлений о вступлении.

Регион и страна в целом просыпаются, это настоящая новая реальность, которую не изменить никакими поправками.

К сожалению, на протяжении более чем двух десятилетий в Волгоградской области наблюдается деградация социально-экономической и политической жизни в регионе. Люди, особенно молодежь, уезжают из области. Приведу пример, описывающий сложившуюся ситуацию. На выборах президента в 2012 году я координировал наблюдение в городе Волжский. На 107 участков было направлено около 200 наблюдателей и членов комиссий с правом совещательного голоса. С того момента каждую выборную кампанию я обзваниваю этих людей, приглашая их в наблюдатели. К моменту выборов в 2018 году в городе осталось 12 человек из 200. Почти все уехали. Оставшиеся вынуждены выживать в сложных экономических условиях.

Не хотелось бы оценивать потенциал гражданского общества в регионе, как крайне низкий, но, увы, это так. Сегодня сложно предположить, насколько активную позицию займут те, кто впервые проголосовал против предложений власти. Таких людей в регионе сотни тысяч, с ними необходимо работать.

В марте этого года, когда законопроект о поправках проходил процедуру одобрения в областной думе Волгоградской области, мы провели серию одиночных пикетов. Это были, наверное, самые удивительные пикеты в моей жизни. Поддержка была абсолютной и безоговорочной. Каждый проходящий мимо жал руку, улыбался, одобрял наши слоганы.

Потом были длинные месяцы карантина, закончившиеся безумной процедурой голосования, которая сопровождалась небывалым административным давлением на людей. И на бюджетников, и на работников крупных промпредприятий — практически на всех. Важность самого вопроса отступила перед опасностью болезни и необходимостью сводить концы с концами в условиях карантина. В массовом сознании тема ушла на второй план.

За эти месяцы кто-то из противников поправок смирился, кто-то привык и не стал возмущаться, кто-то решил не ходить на избирательные участки.

Но все впервые осознали, что они против этой власти.

Пока рано говорить, в какие действия выльются эти настроения.


Александр Ефимов
Александр Ефимов

Председатель местного отделения партии «Яблоко» в городе Волжском, член федерального бюро партии Александр Ефимов