Авторская колонка

«Было бы абсурдно, если бы цифры по голосованию за Конституцию были бы ниже цифр голосования за Путина»

Цифры, получившиеся по итогам голосования в Татарстане (82,81% за, 16,61% против – прим. ред.) для нас не новы.

Давайте взглянем на цифры по выборам президента РФ в 2018 году. Тогда Путин набрал 82,1% при явке 77,4%. То есть Татарстан продемонстрировал минимальная планку, ниже которой результаты не могут быть ни при каких обстоятельствах.

Но надо обращать внимание не только на соотношение «да»/«нет» по Татарстану, но еще и на явку. Явка важна тем, что у нас регион довольно крупный – почти три миллиона избирателей. И вот демонстрируя высокую явку, он, помимо того, что показывает себя с хорошей стороны по результатам, еще и вносит вклад в общий котел.

Таким образом, результаты для нас не беспрецедентные. Было бы абсурдно, если бы цифры по голосованию за Конституцию были бы ниже цифр голосования за Путина.

Это голосование запомнилось тем, что оно длилось целую неделю, и досрочное голосование в Татарстане обеспечило явку в 70%. Из них только 10% пришло 1 июля на участки. Значит, практически всю возможную явку нагнали еще до дня голосования.

Особенность еще в чем заключается? Было сильное административное принуждение избирателей по предприятиям. У нас, на карте нарушений «Голоса», размещено сообщение, что Министерство промышленности и торговли Республики Татарстан рассылало по предприятиям письмо, в котором просило организовать мероприятие по мобилизации сотрудников на голосование. Письмо подлинное, поскольку дата, номер и подпись стоят. Тем не менее они заявили, что это просто информирование.

Предприятия восприняли это письмо как руководство к действию. В частности, на заводе «Оргсинтез» появилось внутреннее распоряжение, где прослеживается принуждение к голосованию. В нем сообщалось, что сотрудники, которые не проголосовали, должны будут написать объяснительную. Они правда подтвердили, что такое распоряжение было, но потом его отменили и якобы в действительности никого принуждать не собирались.

В Казани ситуация несколько другая. Там тоже ставят генеральную задачу, но она пониже, чем по Татарстану. В интернете вы могли увидеть табличку, и там вплоть до десятых долей одинаковые проценты – 77,22%.

Это участки в Советском районе города Казани, и, если посмотреть на график, то там четко прослеживается линия, которая идет через весь город. Выделить можно и Набережные Челны. Там тоже на графике прослеживаются близкие значения, и на 50 участках были практически идентичные результаты: 80% – за, 20% – против.

И это не просто фальсификации, а рисовка. Это даже не завышение явки – они просто нарисовали цифры. Такие данные могут не иметь никакой связи с реальностью, потому что с точки зрения математики не может быть совпадения на стольких участках.

При этом важно понимать разницу между досрочным и надомным голосованием. Ведь все эти дни, которые были, это не то досрочное голосование, которое мы привыкли видеть на муниципальных выборах. Раньше досрочное голосование длилось четыре часа в день, был определенный график на участке. Люди могли досрочно приходить в территориальную комиссию где-то за 10 дней, за три дня – в участковую комиссию.

Вообще досрочное голосование подвергалось критике из-за того, что его очень сложно контролировать и оно упрощает административное принуждение избирателей. А когда оно длится семь дней, это вообще кошмар. Тем более оно совмещено с надомным голосованием. А ведь надомное голосование тоже подвергается критике за то, что приходят к избирателю домой, а тот заявку не подавал. То есть идут не по заявкам, а просто по списку.

И это нарушение, поскольку в законе прописано, что избиратель сам должен изъявить желание. Заявка может быть передана в комиссию другими лицами, но желание должен выразить сам заявитель.

И вот на голосовании по поправкам в Конституцию все эти технологии, которые подвергались критике, были применены в формате досрочно-надомного голосования. К тому же досрочное голосование было сильно растянуто, ведь наблюдение было осложнено на участках.

Нереально, чтобы наблюдатель находился на участке все семь дней с 8 до 20. К тому же, с 20 до 8 можно совершать все фальсификации, поскольку у наблюдателей нет доступа к участкам в это время.

От нас (организации «Голос» — прим. ред.) в этот раз было крайне мало наблюдателей в Татарстане. В этот раз опция по раздаче статуса наблюдателя была фактически монополизирована федеральной и региональными общественными палатами. Они сами решали, давать направление или не давать.